Как писал Владимир Маяковский, «Ведь, если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?»

Современное развитие психотехнологий, применяемых в маркетинге, политике, социальной сфере и много где ещё, дают нам понимание, как легко, порой, можно что-то «зажечь» и внедрить в общество изначально чуждые ему идеи, концепции и смыслы.

Одна из таких технологий, которая, к сожалению, гораздо чаще используется не во благо — это концепция под названием «Окно Овертона».

Изначально она вроде бы разрабатывалась для узкополитических  целей юристом Джозефом Овертоном, однако после его смерти в 2003 году о ней все чаще стали говорить как о мощном механизме внедрения в любое общество немыслимых идей, причём далеко не самых хороших.

Но мы всё же не будем с вами исходить из идеи, что её автор — посланник тёмных сил, который коварно разрабатывал хитрую механику для уничтожения общественного порядка, истинных устоев и ценностей. 

Скорее, дело в ином — его идеи были замечены, подхвачены и использованы теми, кому как раз и нужно «зажигать» вполне себе определенные звезды исходя из их личных интересов.

Однако суть сейчас не в этом.

Суть в том, что мы становимся очень уязвимы к любого рода воздействиям через сознание, если мы только этим сознанием и живём. 

Если при принятии решений о приемлемости, разумности и правильности чего-то мы руководствуемся преимущественно логикой, сознанием, «здравым смыслом» а также нездоровой толерантностью ко всем и вся, то мы попадаем в зону риска.

Почему? 

Давайте посмотрим на утрированном, но очень показательном примере, как совершенно безумную, неприемлемую и полностью аморальную идею можно всего за несколько понятных и относительно легко осуществимых шагов перевести в статус самоочевидной и даже законодательно закреплённой.

Представим, что у нас есть вроде бы нетривиальная задача: легализовать право людей на то, чтобы поедать друг друга. В прямом смысле. Т.е. законодательно закрепить каннибализм как норму.

Для того, чтобы в голове сразу всё укладывалось в структуру, давайте обозначим шаги, через которые нам нужно будет последовательно пройти, прежде чем мы достигнем нашей сомнительной цели.

  1. Немыслимое
  2. Радикальное
  3. Приемлемое
  4. Рациональное
  5. Популярное
  6. Политическая норма

Итак, что будет, если мы просто попробуем поднять этот вопрос? Очевидно, общество встанет на дыбы — ничего не получится. 

Почему? Потому что прямо сейчас эта тема находится на первой стадии так называемого «Окна Возможностей» — Немыслимое. 

Т.е. даже сама идея легализации каннибализма в сознании людей как бы не имеет права на существование. Для всех и вся очевидно, что этого быть не должно, это просто абсурд и полнейшие безумие, о котором нет смысла ни думать, ни говорить.

Давайте теперь попробуем сместить общественное восприятие на один шаг и чуть поменять отношение людей к этой теме. Поскольку пока она ещё совершенно отвратительна и неприемлема для людей, рассуждать о ней в СМИ или в приличной компании очень нежелательно.

Поэтому здесь основная задача — перевести тему каннибализма из разряда немыслимого в новую стадию — Радикального.

1. Немыслимое — Радикальное

Как это делается? 

У всех нас есть свобода слова, правильно? Так почему бы просто не поговорить о каннибализме? И не просто нам с вами, а «учёным». 

Для «учёных» же нет запретных тем? Им положено изучать всё подряд — на то они и «учёные». Поэтому теперь можно собрать какой-нибудь международный этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии»

Помимо всего прочего, на нём обязательно касаемся темы каннибализма и, таким образом, получаем некий объем авторитетных высказываний по запретной теме и вводим её в научный оборот.

Один шаг сделан — о людоедстве теперь можно говорить и, более того, можно даже блеснуть своим научным кругозором в кругу людей, которые нас хорошо знают.

Переход от непримиримо отрицательного отношения к чуть более терпимому совершён. 

«Наука-ж как никак, учёные сказали! Значит, наверное, правда…» — вот типичный механизм, через который элементарно можно «дернуть за веревочки» большинство людей.

Одновременно с первыми «научными дискуссиями» важно создать какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». Пусть оно будет представлено только в сети, и пусть даже в нем не будет ни одного реального каннибала.

Главное — публиковать соответствующий контент, и вскоре радикальных каннибалов обязательно заметят и процитируют во всех нужных СМИ, мол: «Есть такие вот радикальные ребята и девчата, и говорят они то-то  и то-то…»   

Таким образом, мы получаем ещё ряд высказываний по теме и, вдобавок к этому, формируем группу «радикальных сторонников» явления — можно назвать их «плохими каннибалами» (они очень пригодятся нам в дальнейшем).

Пока же мы идем по пути публикации материалов двух типов: от «британских учёных» — с одной стороны, и от неких радикальных отморозков — с другой.

Итог первого смещения «Окна Овертона»: с неприемлемой темы снимается табу, она вводится в оборот и происходит разрушение однозначности проблемы — искусственно создаются «градации серого».

2. Радикальное — Приемлемое

Следующим шагом должен последовать переход из области Радикального в область Приемлемого.

На этом этапе продолжается работа «учёных» — ведь нельзя же просто взять и отвернуться от знания про каннибализм? А любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и отсталый человек, который не идёт в ногу с наукой и со временем.

  • «Да вы что? Об этом же говорят ученые по всему миру!»
  • «Да вы просто жалкий консерватор — мир меняется, и наука нам это ясно показывает!»
  • «Вы слишком старомодны и догматичны. Вы держитесь за старое и отвергаете новые факты.»
  • «Такие как вы — тормоз в прогрессе науки и общества!»

Подобные конструкции призваны сломить сопротивление нормальных людей. Людей, которых большинство, и которые, естественно, видят всю недопустимость внедрения в общество той или иной безумной и неприемлемой идеи.

При этом, осуждая ханжество, очень важно придумать для каннибализма новое элегантное название. 

Создание эвфемизма, т.е. нейтрального по смыслу и эмоциональной нагрузке слова, которое бы заменило исходное понятие — это один из важнейших этапов внедрения неприемлемых ранее идей.

Цель создания таких названий — уничтожить эмоциональный образ, вызываемый исходным словом, увести людей от привычного обозначения проблемы и оторвать форму слова от его содержания. 

Через такой простой прием мы лишаем своих идеологических противников языка — они уже не могут говорить о «каннибализме», потому что в оборот целенаправленно и навязчиво проталкиваются новые или непривычные широкой массе людей слова — сначала, например, «антропофагия», а затем и какая-нибудь «антропофилия».

Форма слова меняется очень разительно и уже не воспринимается как что-то очень ужасное — скорее как нейтральный научный термин. Мы уже не представляем тех образов, которые возникают у нас при слове «каннибализм», а это является одной из главных целей данного этапа.

Остановитесь сейчас и медленно, вдумчиво скажите слово «Война». 

Скорее всего, у вас перед глазами пробегут десятки ужасных образов того, какой может быть война. Возможно, даже, что-то откликнется в теле — пробежит холодок по спине или непроизвольно напрягутся брюшные мышцы, или появится ощущение пустоты в животе и т.п.

А теперь так же медленно и вдумчиво скажите слова «Политическое противостояние» или «Отстаивание государственных интересов» или даже «Вооруженный конфликт». Сравните свое состояние в первом случае и во втором. 

Другие слова — другие образы (или их отсутствие) — другое восприятие ситуации. Но война от этого не перестала быть войной. Она всё так же ужасна, как и каннибализм.

Двигаемся дальше.

Параллельно с «игрой в имена» необходимо создать опорный прецедент

При этом неважно, каким он будет — историческим, мифологическим или даже просто выдуманным для нашей задачи. Главное — он должен быть легитимированным, т.е. пройти процесс общественного признания как чего-то нормального.

Иными словами, мы находим или придумываем с нуля «доказательство» того, что антропофилиия (заметьте, уже не каннибализм!) в принципе может быть узаконена.

  • «Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
  • «А истории про античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
  • «Ну, а у более близких нам христиан с антропофилией тем более всё в полном порядке! Они и сейчас ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. И кто вы такие, чёрт побери, чтобы в чём-то обвинять христианство и церковь?»

Т.е. здесь можно зайти с любой стороны, с какой нам будет удобнее, а если удастся притянуть за уши ещё и что-нибудь религиозное — это будет вдвойне убедительнее.

Главная задача всех этих псевдологических «доказательств» — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть где-то, хоть что-то, хоть разок. Нужен любой мало-мальски сносный прецедент.

Теперь, когда найден / придуман легитимирующий прецедент, всё становится ещё проще — «Окно Возможностей» можно сдвигать из области Приемлемого в область Рационального.

3. Приемлемое — Рациональное

Это следующий шаг, и на нём в сознании общества создается «поле боя» за проблему.

В дело плотно вступают СМИ в формате различных «жёлтых» ток-шоу, дискуссий с «экспертами», да и просто столкновение мнений отдельных людей или групп лиц.

Начинаются вбросы и повсеместные обсуждения тем, вроде:

  • «Желание есть людей заложено генетикой — это природа человека»
  • «Порой съесть человека необходимо, чтобы выжить самому»
  • «Есть люди, которые хотят, чтобы их съели — мы не можем с этим не считаться!»
  • «Антропофилов спровоцировали! Где же наша толерантность?»
  • «Запретный плод всегда сладок»
  • «Мы живём в свободном обществе, и каждый человек имеет право сам решать, что ему есть»
  • «Не скрывайте информацию, и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
  • «А есть ли в антропофилии вред? Наукой это ещё не доказано»

При этом во всех этих обсуждениях есть две специально созданные крайние группы:

1. «Радикальные сторонники». Это те самые «Плохие каннибалы», помните? Им бы лишь бы всех съесть, о чём они с пеной у рта и говорят во всех ток-шоу и дискуссиях.

2. «Радикальные ненавистники». Этим же — наоборот, нужно уничтожить, сжечь или заживо закопать всех антропофилов, чтобы очистить от них нашу многострадальную планету.

Иными словами, в СМИ нам показывают только два полюса, где и там, и там — безумные, одержимые психопаты. 

Реальных же противников антропофилии, то есть всех нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме людоедства, стараются представить как «радикальных ненавистников».

Таким образом, в СМИ будут представлены все, кто угодно, но только не адекватные, нормальные противники легализации какой-нибудь безумной идеи.

Что дает такой ход? 

Даёт он очень многое. Когда вокруг одни «сумасшедшие радикалы», сами антропофилы остаются как бы посередине между двумя группами безумцев, яростно отстаивающих крайности.

Они словно остаются на «территории разума» и начинают со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждать «неадекватных безумцев» разных мастей.

Ну а «учёные» и журналисты на этом этапе подкидывают ещё больше информации по теме и доказывают, что на протяжение всего своего развития человечество время от времени поедало друг друга, и что это — вполне нормальная ситуация. 

Готово. Теперь тему антропофилии можно сдвигать ещё на одно «Окно», переводя её из области Рационального в область Популярного.

4. Рациональное — Популярное

На этом этапе уже идёт относительно лёгкая часть работы. Для популяризации темы каннибализма достаточно просто поддержать её поп-контентом, связывая с мифологическими и историческими личностями и, конечно же, с современными медиаперсонами, которые у всех на слуху.

На этом этапе антропофилию массово приводят в новости и ток-шоу. Людей едят повсеместно — в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах, в книгах и журналах и, конечно же, появляются соответствующие мемы.

При этом одним из отличных способов популяризации является подход: «Оглянитесь по сторонам»!

  • «Разве вы не знали, что этот известный исполнитель — того?… антропофил.»
  • «А всемирно известный писатель и сценарист из Германии — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали!»
  • «А сколько их по психушкам сидело! Сотни тысяч были высланы или лишены гражданства!… Кстати, видели новый клип Леди Гага «Eat me, baby?»

Ну и дальше в том же духе. Тема разрабатывается максимально широко, планомерно выводится в ТОП музыкальных, книжных и кино-чартов и, после этого, безусловно, уже начинает самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Ещё один мощный приём в процессе популяризации темы — это «забалтывание», и мы сталкиваемся с подобными ситуация постоянно.

Суть «забалтывания» заключается в том, что тема муссируется некомпетентными в данном вопросе людьми — журналистами, ведущими телепередач, общественными деятелями и т.п. 

При этом от подобного рода дискуссий настоящие специалисты отсекаются, либо, по уже известной нам схеме, выставляются «безумными радикалами», высмеиваются, подвергаются сарказму и подавляются словесным потоком и напористостью тех самых некомпетентных участников дискуссии.

Затем, когда обсуждение проблемы зашло в тупик, на экране появляется новый герой — специально подобранный профессионал, который говорит: «Уважаемые дамы и господа, на самом деле всё не так. И дело не в том, а вот в этом. И поэтому делать надо так-то и так-то».

Т.е. здесь мы даем чёткое определение того, куда и как нужно двигаться, и для людей, застрявших в дебатах и утомившихся в эмоциональном накале обсуждения (и, самое главное — для зрителей, которые все это смотрят) это как глоток свежего воздуха.

Вот он! Пришел наш герой — действительно эксперт, который знает, что нужно делать. Честь ему и халва! 

И здесь наш новый эксперт начинает затрагивать другие струны души публики, используя очеловечивание преступников (пока же каннибализм ещё является преступлением, верно?). 

Начинается создание положительного образа через не связанные с преступлением характеристики.

  • «Это же творческие люди! Ну, съел жену, и что..?»
  • «Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»
  • «У антропофилов повышенный IQ, и в остальном они придерживаются строгой морали.»
  • «Согласно опросам и исследованиям, 85% антропофилов регулярно ходят в церковь, а 70% занимаются благотворительностью.»
  • «Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила.»
  • «Их так воспитали, а родителей не выбирают…» и т.д.

Подобного рода выкрутасы — хлеб и соль популярных ток-шоу.

И финальный штрих на данном этапе — это обращение к теме любви: 

— «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Разве мы можем их судить? Быть может, это — любовь, дар Бога? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

Что бы ни происходило в мире, слово «Любовь» действует на людей магически и, прикрываясь им, можно протолкнуть практически любую идею, какой бы ужасной и неприемлемой она ни являлась.

На этом данный этап заканчивается, и остается финальный переход — от Популярного к Политической норме.

5. Популярное — Политическая норма

Тема максимально разогрета, и под это дело появилась отличная возможность перевести её в сферу актуальной политики. 

Начинается подготовка законодательной базы, формируются лоббистские группировки во власти, которые будут продвигать данный вопрос.

В СМИ начинают один за одним появляться результаты якобы проведённых опросов, подтверждающих высокий процент сторонников легализации каннибализма (упс, конечно же, антропофилии, оговорился).

Политики начинают прощупывать почву, затрагивая в своих публичных высказываниях вопрос законодательного закрепления данной темы.

И, через некоторое время в общественное сознание успешно вводится новая догма: «Запрет на поедание людей недопустим».

Можно сказать, это фирменное блюдо либерализма. Происходит самая ужасная часть трансформации: появляется запрет исправлять и предотвращать опасные и губительные для общества отклонения

Во время последнего этапа движения «Окна Возможностей» из Популярного к Политической норме общество уже сломлено. 

Самая живая и мыслящая его часть, конечно, ещё будет какое-то время пытаться сопротивляться законодательному закреплению вещей, которые ещё недавно были немыслимы. Но война уже проиграна, в сознании подавляющего большинства людей новое уже вошло слишком прочно и дало корни.

Приняты соответствующие законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования и отношения друг к другу.

Далее эта тема дойдёт до детей — до школ и детских садов, а значит следующее поколение уже изначально будет расти в новой разрушительной среде.

Мы видим это на примере легализации однополых отношений.

Мы видим это на примере вопроса половой принадлежности и защиты прав сексуальных меньшинств (так, на Facebook при выборе пола вместо двух нормальных вариантов уже с 2014 года доступно порядка 50 других опций).

Мы видим, как Европа встает на путь легализации инцеста и детской эвтаназии, и так далее. 

Где эта технология будет работать

Описанное Овертоном «Окно Возможностей» идеально работает в так называемом толерантном обществе. 

В обществе, где нет идеалов. В обществе, где нет устоявшихся правил морали и нравственности. В обществе, которое не имеет глубоких смыслов своего существования. В обществе, где исчезает самое важное — Любовь.

Технология Окна возможностей опирается на вседозволенность.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в научном журнале? Или спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это современно, это научно, это разумно.

Это и есть описанная выше технология. 

Нет табу. Нет ничего святого. Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а грязное обмусоливание которых немедленно и жестко пресекается. 

Всего этого нет. А что есть?

Под соусом толерантности и свободы выбора закрепляется и даже поощряется право человека наносить вред самому себе и другим, разрушая истинные человеческие ценности и общественные устои.

На уровне законов принимаются нормы, которые делают из людей инвалидов: физических, духовных и инвалидов души. 

Один за одним снимаются ограничители, которые удерживают общество от самоуничтожения. На этой дороге теперь все меньше препятствий, и она все шире.

И наша единственная защита от всего этого, наш надёжный щит — это наша душа. Душа, которая жива, наполнена Любовью, и которая умеет отличать навязываемый нам абсурд от того, что действительно является истиной. 

Душа, которая не идёт на поводу логики и «научных» доказательств.

Душа, которая на самом деле знает, что ведет к Любви, а что от неё уводит.

Нам нужно лишь внимательно слушать её и охранять её чистоту. 

Понравилась информация? Поделитесь ей в социальных сетях:
Вконтакте
Телеграм
WhatsApp