Начнём с базовой мысли: любые нездоровые близкие отношения между людьми — следствие того, что они неверно понимают, что такое любовь.

Каждый человек имеет свои представления о том, чем любовь является, и чем она не является. Результат: каждый создает свои собственные больные отношения, обладающие определенными характеристиками.

Чуть ниже мы поговорим о четырёх формах близких отношений, в основе которых лежит нездоровая эмоциональная зависимость от другого человека, однако перед этим важно сказать несколько слов о так называемой психологической территории человека.

Когда люди общаются, их психологические тер­ритории всегда приходят в соприкосновение: они могут пересекаться, подвергаться оккупации, уважаться или насиль­ственно ограничиваться.

Так вот, неверное понимание любви приводит к нездоровым формам соприкосновения психологических территорий людей.

Что же входит в эту самую территорию?

  • Система представлений человека о самом себе, своём месте в мире и социуме
  • Набор правил и принципов взаимодействия с другими людьми и социальной средой в целом
  • Потребности, желания, стремления, цели человека и представление о способах их достижения
  • Представление о собственных возможностях, праве выбора идей и способах их реализации
  • Система экзистенциальных установок: понимание смысла жизни и происходящих событий, ответственности и вины, любви и одиночества, зависимости и свободы и т.д.
  • Обладание некоторой физической территорией и объектами, которые человек называет своими (стол, диван, комната, одежда, рабочее место и т.п.)

Ну что ж, а теперь, когда мы немного разобрались с тем, что такое психологическая территория, переходим к четырём формам больных отношений. Каждая из этих форм возникает из-за нехватки любви, от которой человек страдал когда-то раньше.

И именно дефицит любви приводит к тому, что, пытаясь наполнить себя в отношениях, человек прибегает к определенным способам восприятия себя или своего партнера.

Безусловно, все эти формы нездоровых отношений присущи как женщинам, так и мужчинам, однако практика и статистика показывают, что именно женщины демонстрируют их гораздо чаще.

Итак, давайте посмотрим, как это происходит и разберем четыре нездоровых понимания Любви.

1. Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера

Какие мысли и установки мы здесь найдём?

«Я — часть его. Он лучше, умнее, интереснее, значительнее, чем я. Это счастье, что он позволил быть частью него. Я живу для того, чтобы выполнять его желания. Он — моя жизнь, и без него я — никто. Без него меня нет».

Попросту говоря, один человек живет здесь полностью интересами другого. Один партнер отказывается от своей автономности и целостности и бездумно, некритично присваивает себе взгляды, вкусы и систему ценностей партнера.

Более того, даже систему представлений о самом себе такой человек также перенимает от партнера.

Таким образом, ответственность за свою жизнь полностью возлагается на другого человека и происходит отказ от своих целей, желаний и стремлений. Партнер оказывается в роли «материнской утробы» — он и среда обитания, и способ выживать, и источник всего необходимого.

Важное примечание: разумеется, мы здесь ни в коей мере не уходим от концепции традиционных полоролевых моделей поведения (например, абсолютно правильно и благоприятно, когда в браке мужчина обеспечивает женщину всем необходимым для жизни). Мы говорим лишь о нездоровых эмоциональных потребностях и эмоциональной зависимости одного партнера от другого.

2. Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета.

Какие мысли и установки мы встретим в этом случае?

«Без меня он не сможет жить. Без меня он не справится с проблемами. Я сильнее, умнее, активнее, и я знаю, как надо. Я живу для него. Я живу, чтобы у него всё было хорошо».

Очень частая история, которая ярко проявляется, например, в «мамочкином поведении» по отношению к мужчине.

Ответственность за жизнь и благополучие партнера в этом случае полностью принимается на себя. Собственные желания цели и стремления задвигаются далеко и надолго, а если и присутствуют, то оцениваются только через призму их полезности для партнера, игнорируя при этом себя.

Это контроль и руководство партнером, словно он маленький ребенок, требующий постоянной опеки. При этом любые появления самостоятельности со стороны партнера воспринимаются как угроза, т.к. рушат привычную модель.

Чтобы такая кривая любовь была устойчива, от другого партнера ожидается или требуется подыгрывание. Он должен оправдать необходимость навязчивого контроля и гиперопеки над собой, исполняя роль опекаемого ребенка.

3. Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви

Мысли и установки:

«Я абсолютен, а он — ничтожен. Я властелин, а он — раб. Он должен абсолютно подчиняться мне. Я должен быть уверен, что смогу сделать с ним всё, что угодно. Он — моя вещь»

В этой болезненной форме любви речь идёт про полную власть и тотальное подчинение. Причем внутри можно выделить два варианта.

Первый: Желая наполнить себя, человек проецирует это желание на партнера и, вместо того, чтобы заняться собой, начинает насильно «кормить» партнера своими представлениями о собственном идеальном Я. Иными словами, пытается втиснуть своё туда, где уже занято чужим.

Видя, что сходу это не получается, он начинает разрушать и опустошать структуру Я партнера, чтобы со временем увидеть в нём самого себя.

Нередко это делается жестко и даже жестоко или исподволь и манипулятивно. Данный вариант может являться крайним выражением любви через поглощение, когда партнер не только поглощается, но и разрушается.

Второй: Человек не имеет сил и ресурсов ни наполнять себя, ни создавать свое идеальное Я в партнере.

В этом случае он способен только разрушать, и делая это, он испытывает определенное удовлетворение.

Почему? Потому что разрушенная личность партнера говорит ему о трёх моментах:

  • Во-первых, он не единственный, кто пережил такие страдания
  • Во-вторых, он имеет власть и может контролировать происходящее
  • В-третьих, разрушая партнера, но при этом удерживая его около себя, он получает о себе представление как о человеке сильном и значимом, ведь партнер всё равно продолжает его слушаться, демонстрировать свою покорность и любовь

Таким образом, в этой третьей болезненной форме любви ответственность за жизнь партнера декларируется, однако реально её нет. Партнер просто используется — на нём проверяется собственная способность властвовать, подавлять, контролировать, управлять его поступками и чувствами.

4. Любовь через отражение в значимом Другом

Установки и мысли такого человека:

«Любовь к нему — это обуза. Но я должен получать свидетельства того, что я — необыкновенный человек. Он должен восхищаться мной и выражать мне свою любовь. Он должен стремиться удовлетворять все мои желания. Он должен каждый день добиваться моего расположения. Он должен доказать, что я лучше других и достоин любви».

Основная идея в следующем: на партнера навешивается ответственность за собственное психическое благополучие и равновесие. Он должен «генерировать» определенное поведение и отношение, которое важно для «принимающей стороны».

Партнер по сути является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросами из серии: «Свет мой, зеркальце, скажи, я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?»

И партнер должен в ответ петь дифирамбы, выражать любовь и показывать свою преданность. В этом случае нездоровые отношения могут длиться неопределенно долго.

Но, если партнер вдруг отказывается или просто перестает быть «удобным зеркалом», то развитие событий обычно идет по одному из четырех следующих путей:

  • Партнер, который не ведет себя в соответствии с ожиданиями (т.е. не сообщает жаждущему любви о его превосходстве, многогранности, глубине и т.п.), может быть покинут ради поиска более сговорчивого «зеркала».
  • Если нынешний партнер «недостаточно старается», то жажда нездоровой любви толкает второго на развитие сразу нескольких отношений, либо приводит к постоянной смене партнеров, которые бы могли взять на себя функцию «восхвалителей».
  • На человека, который не подчеркивает без перерыва полноту, ценность и уникальность своего партнера начинается давление с помощью различных манипуляций. Это может быть взывание к жалости, демонстрация беспомощности, призывы к справедливости, шантаж или прямые мольбы о любви. И, конечно, это могут быть уверения, что без его постоянного внимания и признаний в любви, он просто не сможет жить.
  • Предпринимаются попытки заслужить любовь и внимание партнера ценой любых жертв и унижений.

Таким образом, во всех рассмотренных формах и вариантах взаимодействия мы видим «кривую любовь» как способ компенсировать собственную недостаточность.

Партнер же во всех случаях выступает в роли удобного «костыля», инструмента дополнения нашей недостаточности до целостного Я.

С одной стороны может показаться, что в этом нет ничего принципиально неверного, однако проблема в том, что эта задача невыполнима.

Ощущение целостности и самодостаточности может быть устойчивым только в результате развития внутриличностных ресурсов. Только в результате работы над собой, своим характером, системой целей и ценностей.

Если этого нет, то потребность в подтверждении своей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой. Её просто невозможно закрыть, и она будет проявляться снова и снова.

Отличительная черта нездоровых отношений — это именно ненасыщаемость.

Понятно, что любой человек хочет любви. Любой человек хочет уважения к себе. Каждый из нас в той или иной степени стремится к ощущению собственной значимости и желает контролировать ситуацию.

Эти потребности встроены в нас по умолчанию и являются некой базой, которая позволяет нам выживать и адаптироваться к жизни в окружающем нас мире.

При этом настоящая норма — это когда наши потребности могут быть закрыты, реализованы на определённое время и их удовлетворение может быть отложено без особого вреда.

Если же наше Я опустошено, то потребность в насыщении оказывается непрерывной, а иначе мы ощущаем себя плохо, т.к. не в состоянии поддерживать свою целостность самостоятельно.

Когда пропадает постоянная подпитка от других людей, мы словно «пустеем» и это приводит к росту тревожности и страхам.

Именно поэтому людям, страдающим от нездоровых форм отношений, очень трудно пережить одиночество — для них оно подобно смерти.

Неопределённость в отношениях — их самый сильный травмирующий фактор. Вся их жизнь — это поиск гарантий того, что их наполненность, их Я будет постоянно кем-то поддерживаться.

Но даже если это и происходит, такие люди не чувствуют счастья. Почти всегда они обесценивают своего партнера или его чувства по отношению к себе.

Неверное понимание любви запускает у этих людей 3 механизма размышления примерно такого рода:

  1. «Он говорит, что что любит меня, но это не может быть правдой, потому что меня нельзя любить. А раз так, значит всё, что он говорит и делает — неправда. Всё это ложь, цель которой — усыпить мою бдительность и просто использовать меня».
  2. «Он говорит, что любит меня, и это похоже на правду. Но он ошибается, потому что любит не меня, а мой образ. Либо он просто не разобрался во мне, потому что если бы он знал, что я представляю из себя на самом деле и каким человеком являюсь, он бы отвернулся от меня с презрением».
  3. «Он говорит, что любит меня, и я чувствую, что это так. Но это означает лишь то, что он такой же неполноценный человек, как и я. Точно так же недостойный любви, как и я. Если бы он был нормальным, то никогда бы не полюбил меня, потому что по-настоящему хороший человек просто не может меня полюбить».

Очевидно, что подобные размышления и установки никак не способствуют тому, что человек сможет испытать удовлетворение от того, что его кто-то любит.

Откуда всё это идёт?

Как правило, это связано с жизненным опытом данного конкретного человека и, конечно же, с особенностями его воспитания.

Так, слишком холодное и отчужденное, слишком контролирующее и до­минирующее, слишком критическое и уничижительное отношение родителей приводит к формированию у ребенка нарушенного Я.

Нарушенное Я как система представлений о себе и о мире оказывает огромное влияние на человека и подталкивает его к тому, чтобы заполнить свои «пробелы» с помощью других людей.

Он начинает тяготеть к разного рода «костылям», которые могут помочь ему достичь более или менее приемлемого и комфортного ощущения себя в окружающем мире.

Его одолевают тревожность, а также неустойчивость и двойственность чувств.

Он живёт в конфликте между потребностью получить любовь и уверенностью в том, что как раз любви-то он и не достоин.

И такая двойственность становится причиной того, что стремление к получению любви партнера и наполнение ею своего Я становится для человека главной и навязчивой целью его существования.

Пустота его Я требует заполнения — в противном случае оно будет буквально раздавлено внешним или внутренним давлением.

Можно сказать, что в экзистенциальном смысле для такого человека это вопрос поистине жизни и смерти, и только выход за пределы данной ситуации позволяет человеку иначе выстроить своё Я, сделав его максимально здоровым, наполненным и не нуждающимся в ненасыщаемом подтверждении любви.

Да, это требует определенной работы над собой и времени, однако это возможно, и такие перемены в человеке знаменуют, по сути, его новое «рождение» в этом мире.

Рождение человека, способного любить как себя, так и по-настоящему принимать любовь от других людей.

👍 Поделитесь, пожалуйста, этим материалом в соцсетях и мессенджерах. Это действительно важно 📢
Вконтакте
Телеграм
WhatsApp