Мы привыкли оперировать вероятностями. Когда мы думаем о том, что может или не может произойти, мы нередко говорим что-то вроде: «вполне вероятно» или «вероятность этого очень низка». 

Те, кто любят цифры, говорят точнее: «Ну я думаю, с вероятностью процентов 90, что он так не поступит», или «Вероятность попасть под машину — 0,02%», и так далее.

Само слово «вероятность» настолько прочно осело в нашей речи, что мы попросту не замечаем его, используем как некую присказку, подчас не задумываясь о том, что мы говорим на самом деле.

Давайте поясню, о чём я.

Само по себе понятие вероятности означает количественную оценку возможности наступления некоторого события. Причем теория вероятностей, что важно, применима лишь к событиям с элементарными исходами.

Классические примеры событий с элементарными исходами — это подбрасывание монеты или  бросание игральных костей. 

Иными словами, это событие, для которого мы из каких-либо соображений можем считать равновозможными его элементарные исходы (орел-решка для монеты и цифры от 1 до 6 для игральной кости).

В целом выглядит логично, что «орел» или «решка» будут выпадать одинаково часто, что нет причин, по которым монета чаще бы падала на ту или иную сторону. То же самое и с костями — у нас нет оснований предполагать, что, например, цифры 2 или 5 будут выпадать чаще, чем 1 или 6.

Почему я коснулся вопроса теории вероятностей? Я сделал это исключительно для того, чтобы показать, что область её действия строго ограничена.

Реальный же мир устроен несколько сложнее.

Допустим, результаты какого-то исследования говорят нам, что вероятность быть уволенным с текущей работы для жителя России в течение ближайшего года составляет 32%. Сразу оговорюсь, что цифру взял произвольную, просто для примера.

Означает ли это, что для вас эта вероятность также будет равна 32%?

А для вашей подруги? А для заместителя ген. директора Яндекса? А для вон того мужчины в белой рубашке за стойкой?

Возможно, ответ уже не кажется столь уж однозначным. Ведь все эти люди — совершенно разные, у каждого свой подход к работе, свой круг обязанностей, свои личностные качества, черты характера и т.д.

Логично предположить, что если сотрудник растет в своей профессии, развивается и качественно выполняет свои рабочие обязанности, то он, наверное, не будет уволен.

В то же время, если кто-то лишь отбывает время на работе и не приносит компании никакого толка, то точно так же логично предположить, что это кандидат на увольнение.

Для первого вероятность увольнения может быть, например, 7%, а для другого — 78%.

Проще говоря, исходы «увольнение» и «отсутствие увольнения» нельзя считать равновозможными т.к. они зависят от различных факторов — как «условно случайных», так и напрямую зависящих от человека.  А раз так, эти исходы не являются элементарными и не попадают под теорию вероятностей.

Т.е. говорить о вероятности выпадения числа на игральной кости правильно и разумно, а говорить о «вероятности» увольнения бессмысленно. Вероятности здесь нет в принципе — только причинно-следственные связи, о которых мы можем либо знать, либо не знать.

И здесь мы переходим от вероятности уже совсем к другому понятию — статистике. Если взять пример с увольнением 32% людей, то правильно будет сказать об этом в таком ключе: по статистике, в России в ближайший год своих рабочих мест лишатся 32% работающих людей.

Это в корне всё меняет. Мы говорим об общих цифрах, общих тенденциях, но при всём при этом «вероятность» быть уволенным для каждого конкретного человека будет своя, и эти «вероятности» могут отличаться на порядок: у кого-то она будет в районе 8%, а у кого-то все 80%.

Если смотреть шире, то в мире нет случайностей и ничто не происходит просто так  — всё закономерно и имеет свою причину, даже если мы не можем её объяснить.

Так, в Книге Притчей Соломоновых сказано:

Много замыслов в сердце человека, но состоится только определённое Господом.

Псалтирь же говорит нам следующее:

Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж.

И сколько бы мы ни говорили про вероятности или статистику, никакие математические модели на данный момент не могут (и скорее, всего, никогда не смогут) описать наш многогранный сложный мир во всей его полноте и непознаваемости.

Нам остается лишь принять тот факт, что мы живём в системе, в которой даже элементарные исходы событий, которыми оперирует теория вероятностей, едва ли можно назвать действительно равновозможными.

Всегда есть неизвестные и непонятные нам факторы, которые делают даже такие простые события как выпадение «орла» или «решки» лишь «условно случайными».

Теория вероятностей — достойный способ математического познания мира, однако экспериментально никогда не будет возможности доказать то, что теория вероятностей верна по своей сути, либо изначально ошибочна.

Почему?

Просто потому, что для проверки её правильности / ошибочности требуется зафиксировать бесконечное количество элементарных исходов какого-либо события, что в принципе невозможно.

Важно ли это на самом деле? Скорее всего, нет. Гораздо важнее то, что это может дать нам в нашей реальной жизни.

Что может дать нам подлинное понимание таких понятий как «вероятность», «статистика» или «элементарное событие»?

На первый взгляд может показаться, что ровным счетом ничего, однако в действительности правильная их трактовка и размышления открывают перед нами совершенно новые горизонты для развития.

Горизонты, где у нас  нет страха попасть под «статистику» или  «с вероятностью столько-то процентов…» 

— развестись 
— заболеть
— разбиться на самолете и т.п.

Когда мы понимаем истинное значение слов, происходящих событий и базовые механизмы, работающие в нашем мире, нам становится гораздо проще не тратить энергию на страхи, сомнения, опасения, переживания за будущее, и начать жить, чувствуя в сердце все больше любви и радости.